Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: О любви
Показать все книги автора:
 

«Дневник В. Счастье после всего?», Дебра Кент

Посвящается Джеффу

 

О чем поведала В. в предыдущей части своего «Дневника»?

В первых двух книгах трилогии «Дневник В.» (они называются «Любовное приключение» и «Разрыв») Вэлери Райан, психотерапевт, без прикрас описала некоторые события своей жизни. Вначале она узнала об изменах своего мужа Роджера, преуспевающего драматурга, и попыталась найти утешение в ухаживаниях другого мужчины. Но после того как выяснилось, что муж ее двоеженец, Вэлери пришлось собраться с силами, чтобы начать тяжелейшее дело о разводе с помощью адвоката Омара Слаадка и детектива Либби Тейлор. Роджер нашел новую подружку, юную и хорошенькую, а Вэлери стала местной героиней, после того как ее вещий сон помог найти пропавшую девушку. Тогда-то и появился в ее жизни детектив Майкл Авила…

Благодарности

Летопись жизни Вэлери Райан я писала в одиночку, но книга не состоялась бы без помощи и поддержки многих хороших людей.

Самая глубокая благодарность моему агенту Сэнди Диджкстра, чья энергия не истощалась даже тогда, когда это случалось с батареей в ее сотовом телефоне; Эмми Эпплгейт, замечательному другу и скрупулезному консультанту; редактору Бет де Гузман в «Уорнер», талантливой, воодушевляющей и чертовски веселой; Дженнифер Вудхаус в «Редбук», чей зоркий редакторский взгляд не упускал из вида сетевую жизнь В.; Элизабет Джеймс в «Агентстве Диджкстра» за ее неутомимую работу и поддержку на финишной прямой; Кейт Уайт за выпуск Вэлери Райан и веру в этот проект; Энди Мэллору за помощь в юридических деталях сложной жизни В., Джону Эпплгейту, Бетси Берч, Гераклу Бэлэбэну, Джули Блум, Лайзе Кеймен, Кэролайн Липсон-Уолкер, Джейн Мэллор, Лоррейн Рэпп, Стиви Скотту, Линде Скотт, Алисе Сьютор, Джорджу Уолкеру и Донне Уилбер за дружбу; Линде Эйлис, Маре Леа Розенбергер, Кэрол Холтон и Томасу Шарпу за понимающее руководство и Диане Вейденбенер за введение распорядка в моей жизни.

Меня каждый день вдохновляли Джеффри Исаак, исключительный муж, настоящий интеллектуал, общественный деятель и верный президент фэн-клуба Марка Джексона, Адам Кент-Исаак, отличающийся элегантностью и чувством юмора, такой сильный, что Может открыть любую несчастную банку в доме, Эннелайз Риц Кент-Исаак, она уже чуткий писатель и превосходная певица, Марта Спайцер, которая научила меня выбирать хорошую помаду, Брайан Кент, Геракл Спайцер, замечательный музыкант и клевый парень, Терри и Джерри Коулмен, нашедшие тропический рай и поделившиеся им со мной, Хай и Сильвия Исаак, лучшие в мире свекор и свекровь, а также По, Колтрейн и Джозеф П. Кендикотт — спасибо им за безграничное обожание.

14 мая

Разговор в супермаркете: «Короче, говорю мужу: слушай, если собираешься гулять, начинай прямо сейчас. Чтобы я с тобой развелась, до того как мне стукнет сорок. Разводиться надо, пока еще имеешь товарный вид, а в сорок на тебя никто и не взглянет».

Весна хозяйничает вовсю. Воздух благоухает, деревья в цвету, я ужасно толстая. Самолюбие воюет с комфортом из-за шорт и безрукавок. Каждое весеннее потепление вгоняет меня в хандру — не могу носить одежду по погоде. Нет, могла бы, конечно, если бы хотела. Бог знает сколько женщин в округе носят все что хотят, не обращая внимания на мерзкое хихиканье. Я ими восхищаюсь, хотя иногда глазам своим не верю. У меня нервы не такие крепкие — тихо страдаю в длинных брюках и блузках с рукавами в три четверти.

Подумываю о пластической операции. С моим всегдашним «везением» это будет одна из леденящих кровь историй, которые мелькают в «Пипл». Или задницу на нос натянут, или я вообще не выйду из наркоза. Не знаю, что хуже.

Завтра встреча с Омаром и Либби.

На сегодня все.

В.

15 мая

У Либби появились дополнительные сведения о Роджере. В мусоре были отчеты по депозитным карточкам.

— Боюсь, я ошиблась в оценке состояния вашего мужа.

— Бывшего мужа.

— Вашего бывшего мужа. — Либби коротко, но искренне улыбнулась. — Поздравляю.

— Спасибо. Продолжайте, пожалуйста.

Наверняка он все деньги просадил на каких-нибудь махинациях. Я приготовилась к худшему.

— Мисс Райан, состояние вашего бывшего мужа значительно больше той суммы, которую мы вывели ранее. Если я ничего не упустила, оно приблизительно равно ста трем миллионам долларов. Плюс-минус.

Я даже дышать перестала. Смотрю на Омара, потом на Либби.

— Шутите?

— Мисс Райан, вы мне не за шутки гонорар платите. — Либби протянула через стол черную папку. — Это копии документов. Храните их.

Я ошарашенно перелистала страницы. Сердце молотом било в уши — сто три миллиона долларов! Этот прижимистый кобель — самый богатый из всех моих знакомых.

Омар с треском захлопнул свою папку.

— Ха-ха! — Он сиял. — Малыш, мы пуленепробиваемы! Разденем Роджера Тисдейла до последнего пенни.

— С Божьей помощью, — добавила я.

— Божья помощь, малыш, тебе не понадобится. У тебя есть юрист. Этого хватит.

— Он прав, — кивнула Либби, складывая свои файлы в изящный рюкзачок.

Я заметила в этот момент, что она беременна. Зависть кольнула меня — красивая, молодая, образованная, полная счастья и надежд. Вся жизнь впереди.

На сегодня все.

В.

16 мая

Пришел чек — вознаграждение Зои Хейс. Ура! Теперь можно оплатить счета.

Нашла в сети «группу поддержки диет». Одна женщина пишет, что перепробовала все средства для снижения веса, но с каждой беременностью все равно набирала семьдесят фунтов. Весила сто шестьдесят один фунт при росте пять футов четыре дюйма. Говорит, что ей помог некий «Укротитель ягодиц» от «Лайтзон Хербалз». Эти биодобавки отрегулировали обмен веществ, и теперь организм сжигает калории быстрее и эффективнее. Я тут же написала ей по электронной почте — хотела узнать состав этих добавок. Вдруг там что-то смертельное для меня? Она ответила: «Это полностью натурально. Только травы. Недешево, но эффект стоит того».

Ну, болотная мята тоже трава, что ее полезной не делает. Но я заинтригована. Думаю, стоит попробовать. Она пишет, можно сделать заказ через нее. Только после оплаты счетов: посмотрим, сколько денег останется.

На сегодня все.

В.

18 мая

Футбольный тренер Джерри Джохенсен по кличке Лобастый записал Пита в команду, не спросив у меня. Подозрительно. Что-то он уж слишком интересуется моим сыном, — может, он скрытый педофил? Все это меня не радует.

— Сами подумайте, — говорит, — как же я буду тренировать команду без лучшего игрока?

— Вы очень любезны, Джерри, — соврала я.

— Ну, у вас, наверно, полно дел, вы же одинокая мама и все такое. Как будет минутка свободная, бросьте чек в почтовый ящик.

Странно, но это меня успокоило. Если бы он собирался приставать к моему ребенку, разве стал бы напоминать об оплате? Скорее сказал бы что-нибудь вроде: «Пусть деньги вас не волнуют. Главное, что Пит будет в команде».

На сегодня все.

В.

19 мая

Заплатила по счетам. В остатке ноль. Похоже, чудодейственных пилюль мне не видать. Ненавижу сидеть на бобах, особенно в нашем районе. Линетт пыталась затащить меня в «Женский клуб разумных инвестиций».

— Даже если мы и не заработаем кучу денег, с девочками посидеть так приятно! Мы будем очень рады, если ты присоединишься.

— Знаешь, сейчас не лучшее время для этого.

Надеюсь, в один прекрасный день у меня появятся средства, чтобы вступить в клуб Линетт или даже, может быть, учредить свой собственный. Надо добавить это к моему списку «Что делать с деньгами Роджера». Сейчас список такой:

1. Купить старинную виллу в Тоскане, одну из тех, которые рекламируют на обороте «Нью-Йорк таймс». Полностью отреставрированная, девять ванных комнат, огромный балкон с видом на море. Собственный пляж. Площадка для гольфа (надо научиться играть). Конюшня с лошадьми (преодолеть страх перед крупными животными). Закрытый и открытый бассейны (плавать я уже умею). Расходы: 3–4 миллиона долларов (мелочь карманная).

2. Нанять массажистку с проживанием. Утром и перед сном делать массаж. Будет неудобно, чтобы кто-то чужой жил в доме, поэтому надо будет построить гостевой домик на заднем дворе. Там мало места, придется купить дом Строппов. Он стоит двести восемьдесят пять тысяч, предложу им четыреста, они не устоят. Там будет жить массажистка.

3. Дом Строппов слишком велик для одной массажистки. Значит, я могу нанять домработницу и повара (лучше всего Бобби Флэя) и садовника. Пусть посадит сотни роскошных цветов и деревьев и еще сделает огородик для Пита.

4. Созвать на вечеринку всех любимых футболистов Пита: Давора Шукера, Денниса Бергкампа, Дэвида Бекхэма, Джорджа Беста, Эдгара Дэвидса. Заплачу им, сколько потребуют, лишь бы оставили дома своих жен и подружек. Пусть Пит выберет кого-нибудь одного в личные тренеры.

5. Полдня провести в обувном отделе универмага, примеряя сотни классных туфель, ботинок, и купить их все! Закажу доставку на дом. Пусть домработница их раскладывает.

6. Подарить родителям тур типа «все включено» в любое место земного шара, куда захотят. Нанять личного врача, чтобы сопровождал их и оказывал папе медицинскую помощь.

7. Брать уроки пения у Уитни Хьюстон.

8. Пригласить лучшего китайского шеф-повара в Манхэттене и построить ресторан. Пусть этот город узнает наконец, что такое настоящий китайский ресторан! И перестанет путать с ним псевдокитайские буфеты, построенные на потребу обжорам Среднего Запада, где подают белый хлеб, жареные куриные крылышки и шоколадные пирожные.

На сегодня все.

В.

20 мая

Сегодня я высказалась насчет Джерри Джохенсена. Общество футбольных мамочек меня, видимо, не поддерживает. Я смотрела, как Пит играет, вернее, смотрела на тренера, который смотрел на Пита. И чувствовала какие-то внутренние толчки, «шестое чувство». К таким предупреждениям обычно стоит прислушаться. В глазах Джерри Джохенсена было обожание, но какое-то хищное. Сидя на рассохшейся трибуне, я раздумывала, как забрать Пита из команды. Он меня за это возненавидит. Пит обожает футбол, обожает Джерри, ни о каком другом виде спорта не хочет и слышать. Внушаю себе, что все это может быть игрой воображения, а Джерри Джохенсен просто добрый человек, заботливый тренер и мой сын ему нравится как способный футболист.

Тут я решила, что спорить с собой бесполезно. Нужен диалог. Обведя взглядом трибуны, заметила С. Дж. Пэттерсон, одну из самых симпатичных шишек. С. Дж. сидела на складном стульчике — слева большой красный кувшин, справа корзиночка с вязанием. Как всегда, С. Дж. напоминала своим видом декорацию ко Дню независимости: голубые брючки-капри, красная хлопковая безрукавка, белые клубные носки, ослепительно белые кожаные кеды и широкополая соломенная шляпа. В ответ на оклик она благожелательно улыбнулась и жестом пригласила сесть рядом. Положила корзиночку на колени (я заметила, что она вяжет свитер, тщательно продуманную авторскую модель из разных оттенков индийской шинили).

С. Дж. Пэттерсон нельзя назвать красивой, но вся красота, которую можно купить за деньги, была при ней: идеальный силиконовый бюст, зубы с лучшим керамическим покрытием, скульптурный нос, кожа оттенка бутылочной бронзы и голубые контактные линзы. Светлые крашеные кудри лишь слегка высовывались из-под шляпки, что могло означать только одно — она давно не подкрашивала корни волос.

— Стаканчик лимонада? — Розовая жидкость полилась в пластмассовую кружку. — Как дела? Это тянется целую вечность.

— Точно. Сто лет, не меньше. — Я старалась подхватить легкий тон. Не хотелось говорить о Роджере, о разводе, о моих паранормальных способностях и прочих вещах, которые она могла обо мне слышать. — Слушайте, С. Дж., что вы думаете о Джерри? О тренере.

— В каком смысле? — Она покосилась на меня.

Судя по взгляду, С. Дж. разделяла мои догадки. Превосходно, нашелся чуткий собеседник.

— Кажется, он проявляет к Питу чрезмерный интерес. — Я придвинулась ближе и понизила голос. — Думаю, он слегка переходит границы, понимаете, что я имею в виду?

— К вашему сведению, Джерри Джохенсен — пастор молодежной общины нашей церкви! Трудно найти человека более порядочного! — С. Дж. прижала вязанье к груди, словно защищаясь от моих демонических флюидов. — Видите? Вот как рождаются слухи! Вы начнете распространять подобные намеки, и в конце концов они приведут к разрушению жизнедеятельности другого человека. Вы этого хотите? Разрушить жизнь Джерри Джохенсена?

После игры я видела С. Дж. вместе с мамой Эрика. Они прошли совсем близко, и мне послышалось, что С. Дж. говорит нечто вроде: «По ее словам…»

На сегодня все.

В.

21 мая

Решила оставить Пита в команде. Он обожает игру, и я очень хочу, чтобы он был счастлив. Особенно теперь. Но я положила себе за правило ходить на каждую тренировку, на каждую игру, на каждую клубную вечеринку. Никаких выездов в лагерь, никаких разговоров по душам за закрытыми дверями. Если Джерри хоть пальцем тронет моего сына, я ему вышибу к черту мозги, пусть не сомневается.

На сегодня все.

В.

23 мая

Выхожу к ящику за почтой, и что я вижу? Роджера со своей подружкой-Серфингисткой. Пялятся на меня, я на них. Вдруг девица ныряет вниз, светлая голова скрывается между его колен. До меня только через минуту дошло, чем они занимаются! Роджер кладет руку ей на затылок, голова мерно ходит вверх-вниз. И он смотрит прямо мне в глаза. Улыбаясь. Девица поднимает голову, улыбается мне мокрым ртом, жестом показывает — мир, мол, и опять ныряет между колен Роджера. Я вернулась в дом и вызвала полицию. Сказала, что какой-то парень выставляется голым в машине. Но когда полиция приехала, их уже не было. Черт.

На сегодня все.

В.

24 мая

Настроение потрясающее. И вот почему:

1. Омар заморозил все счета Роджера. Кроме денег по нашей старой чековой книжке, он не имеет доступа ни к чему. Ха!

2. Только что пришла вторая часть наградных денег Зои Хейс. После первого чека я подумала, что награду распределили между несколькими информаторами. Мне и в голову не пришло, что я получу все сто тысяч. Оказалось, других претендентов нет. Мне причитается вся сумма, но она разбита на четыре взноса по двадцать пять тысяч, что меня вполне устраивает.

3. Я купила курс этой натуральной диеты. Сегодня приняла первую дозу, жду чудесных превращений. Пока я все еще толстая, но полна надежд.

4. Заказала полный курс процедур в косметическом салоне «Блаженство». Шведский массаж, парафиновые ванночки, химический пилинг поверхности тела, интенсивное лечение волос, электрокоагуляция расширенных капилляров, мягкий массаж лица (никаких неприятных ощущений, как они утверждают), ароматерапия, маникюр, педикюр и массаж стоп. И конечно, макияж. Скорей бы!

На сегодня все.

В.

26 мая

О господи. Просто не верю, что это могло случиться. Только что говорила с Роджером. Господи.

Вечером я вошла в сеть и попыталась получить доступ к счету в банке. Было девять часов. Целый час перед этим я убила на то, чтобы уложить Пита. Искупала его в ванне с пеной. Прочитала «Лягушку и Жабу». Сыграла с ним в морской бой — три раунда. Еще раз прочитала «Лягушку и Жабу». Спела «Милый мальчик Джеймс». Дважды. Принесла ему стакан воды. Потом еще один. Подоткнула одеяло, потом еще раз подоткнула. Добравшись наконец до компьютера, я была близка к обмороку. Но Пит почти сразу вырос за моим правым локтем.

— Мам, что ты делаешь?

— Я думала, ты уже спишь.

— Я не могу. Я еще не устал. Можно я тут с тобой?

Я чуть не закричала. Но надо держать себя в руках.

— Нет, солнышко. У тебя же утром футбол. Тебе надо идти спать.

— Можно я тут посижу? Я не буду шуметь, честное слово. Ну, пожалуйста.

— Нет, заяц, извини. Тебе надо спать, ясно?

В этот момент Пит начал тыкать пальцем в клавиши. Я пыталась набрать номер счета, а он навставлял туда как попало букв и цифр. Компьютер пискнул, попытка провалилась. Я схватила Пита за плечи и резко встряхнула, из горла вырвался низкий рык:

— Тебе сказано! было! вернуться! в постель! черт возьми!

Ногти врезались ему в кожу. Пит вздрогнул. Вырвался и закричал:

— Ой! Мне больно! Ты меня поцарапала! — Через секунду он уже мчался наверх, схватив сотовый. — Я звоню папе! Звоню!

— Не смей! — Я помчалась за ним. — Дай сюда телефон!

Он забился к себе под кровать. И тут понял, что не знает номера Роджера.

— Я хочу с папой жить! — хныкал он. — Ты плохая! Я тебя ненавижу!

— Я тебя тоже ненавижу! — Выпалила я. — О господи, Пит, я не это хотела сказать. Прости, пожалуйста. Взрослые иногда говорят то, что на самом деле не думают. Прямо как дети. Когда мы злимся, то говорим всякие обидные вещи, но это не всерьез.

Он смотрел на меня, шмыгал носом. Глаза покраснели и опухли. Потом задрал рукав, посмотрел на отметины от моих ногтей.

— Уйди из моей комнаты, — сказал наконец. — Оставь меня в покое!

Тогда я не обратила внимания, что у Пита под кроватью остался сотовый. Он догадался, как найти номер отца. Роджер позвонил мне в десять минут двенадцатого.

— Что там у вас происходит, черт бы тебя побрал?

— Тебя это не касается, Роджер. — Я старалась говорить деловым тоном, но меня била дрожь.

— Первым делом в понедельник я звоню в Службу защиты детей. Поняла?

Я совершенно растерялась.

— Очень хорошо. Звони, пожалуйста. А я позвоню всем театральным критикам, во все газеты и журналы в Соединенных Штатах. Расскажу им обо всех грязных делишках Роджера Тисдейла, исписавшегося драматурга, который купил себе наложенным платежом малолетнюю невесту. — Я швырнула трубку.

Теперь целые выходные буду изводить себя угрозой остаться без Пита.

На сегодня все.

В.

27 мая

Утром я проснулась с мыслью, что Роджер скорее всего блефует. Даже если он позвонит в Службу защиты детей, они вряд ли заберут Пита, даже жалобу вряд ли напишут. Я-то знаю, какими случаями занимается СЗД: сама работала с ними, когда была интерном в сельской больнице. Вряд ли они примутся за любящую мать, которая однажды потеряла терпение (что вообще-то на нее не похоже) и встряхнула сына немного сильнее, чем следовало.

На сегодня все.

В.

28 мая

Хороший знак — я пригласила Дейла с его другом на барбекю. На завтра. Стало ясно — мне нужна новая кулинарная книга. Пока Пит и Геракл паслись в детском отделе, я просматривала книги-самоучители, стараясь не замечать их точного соответствия моей жизни. «Как распознать мерзавца». «Его лживое сердце». «Пошли мужа подальше». «Пережить развод». «Праздник одиночества». «Опека при любых доходах».

Привлеченная последней книгой, я потянулась за ней и заметила парня у другого конца стенда. Он сидел на полу. Оторвал взгляд от книги и улыбнулся мне. Такая теплая, зовущая улыбка (я была уверена, что она предназначалась кому-то другому). Отведя взгляд, я рассеянно перелистывала книгу об опеке и украдкой рассматривала его. Ленивые манящие глаза, красивые чувственные губы. Итальянский мужской тип. Серая майка в полоску обтягивала мускулистый загорелый торс. Джинсы сидели на бедрах так низко, что была видна соблазнительная полоска темных завитков, идущих от пупка вниз, под ремень. Должно быть, он заметил мой взгляд, но не выпрямился, а чуть отклонился назад, словно давая мне возможность получше рассмотреть свое великолепное тело.

— Как дела? — Он слегка кивнул.

— Хорошо, спасибо.

— Эта книга ничего, но «Опека без скандалов» лучше. Очень мне помогла. — Улыбка не покидала его. — Развод — сплошной кошмар, да?