Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Безумно опасна», Дебора Блейк

Вы, наверняка, слышали о Бабе Яге — злой колдунье из Русских сказок, которая живет в избушке на курьих ножках, разъезжает в гигантской ступе, управляя ею метлой и поедает маленьких непослушных детей.

Согласно легенде, Бабу Ягу представляют как уродливую старуху, хотя она умела менять облик и иногда помогала достойным искателям, если тот смог пройти ее испытания. Вы, наверное, думаете, что знаете, кто такая «Баба Яга». Но вы ошибаетесь. Потому что я — Баба Яга и это — мой рассказ.

Глава 1

Потрескивание рации с трудом привлекло внимание Лиама МакКлеллана, когда он обыскивал кустарник по обе стороны от своей машины на предмет каких-либо признаков пропавшей семилетней девочки.

Вчера он уже обошел эту проселочную дорогу в сумерках, но также как и другим поисковикам, ему пришлось сдаться, когда стемнело. Как и остальные — добровольцы из близлежащих населенных пунктов и каждый полицейский, кого только можно было привлечь, вне зависимости от графика дежурств — он вернулся на рассвете, чтобы продолжить там, где остановился. Даже притом, что шансы на успех после шести дней поисков были невелики. Его живот скрутило от большого количества кофе, слишком маленького количества сна и горького привкуса неудачи.

Лиам МакКлеллан относился к своей работе шерифа очень серьезно. Клируотер может и был крошечным округом у черта на куличиках, а его население, разбросанное между несколькими маленькими городками и сельской местностью, состояло, в основном, из бедствующих фермеров, заросших пустошей и белохвостых оленей. Но это был его маленький округ, и его люди, которых он должен защищать. Не похоже, чтобы он хорошо справлялся с этим в последнее время.

Мэри Элизабет Шилдс исчезла с заднего двора собственного дома. Ее мать на секунду отвернулась, засмотревшись на птичку с ярким оперением. Когда она обернулась, девочка пропала. Ситуация и сама по себе была довольно тревожной, но Мэри Элизабет была уже третьим ребенком, пропавшим за последние четыре месяца. Для служителя закона это означало только одно: на детей Клируотер охотился маньяк.

Дети исчезали бесследно. Ни следов шин, ни посторонних отпечатков пальцев, ни незнакомцев в округе — ничего этого не обнаружили ни в одном из мест, где пропали дети. Никаких зацепок для уставшего и расстроенного шерифа, чтобы вести следствие. А это дело стало еще и личным — мать Мэри Элизабет была одной из его заместителей. Мать-одиночка, обожавшая своего единственного ребенка, Белинда Шилдс, была вне себя от горя и ужаса, что еще больше обескураживало Лиама из-за его неспособности продвинуться вперед в деле.

Из зарослей сумаха выскочил заяц и Лиам притормозил, чтобы не сбить его, поднимая брызги пыльного гравия из-под колес. Ему показалось, что в зеркале заднего вида он мельком увидел старуху, идущую вдоль дороги с корзиной трав в скрюченной тощей руке. Но, когда он посмотрел еще раз, никого уже не было.

Прозрачный туман ранним летним утром придавал безлюдной проселочной дороге сюрреалистический вид, который только усилился, когда мужчина, повернув к месту назначения, узрел нечто совершенно неожиданное.

Когда он был здесь вчера вечером, широкая извилистая дорога была пуста и заканчивалась небольшим лугом с видом на реку Клируотер. Этим же утром здесь расположился блестящий серебряный Эйрстрим, припаркованный посреди сорняков и полевых цветов, растущих на лугу, и, в придачу к нему, большой серебристый грузовик Чеви, который притащил сюда трейлер. Лиам удивленно моргнул, остановив свою служебную машину в нескольких ярдах от него. Он не знал никого в округе, у кого была бы подобная необычная, дорогущая громадина, и не мог вообразить, как незнакомец умудрился привести его в эту дыру по ухабистой, разбитой грунтовке, в темноте.

Но, очевидно, кто-то смог.

Покачивая длинной ногой из открытой водительской двери, Лиам включил рацию и связался с диспетчером Ниной в надежде услышать, что девочка нашлась в целости и сохранности.

Не тут-то было.

— Ты не знаешь кого-то, у кого есть Эйрстрим? — спросил он ее. — «У Берти» не упоминали о какой-нибудь банде приехавшей в город?

«У Берти» была местной пекарней/закусочной/центром городских сплетен. Нина сочла частью своей работы каждое утро заскакивать туда по пути на службу за кексами, а заодно, и за местными сплетнями, чтобы позже поделиться и тем, и другим со всем департаментом шерифа.

— А что это? — спросила Нина. Ему было слышно, как на заднем плане она стучит по клавиатуре. Женщине было семьдесят лет и она могла выполнять несколько поручений одновременно. Совет округа продолжал давить на него, чтобы он заставил женщину уйти на пенсию, но этого никогда не случится. По крайней мере, пока он остается на службе.

— Большой роскошный серебристый автофургон, — пояснил он. — Я только что обнаружил его посреди Долины Миллера, когда приехал сюда.

— Правда? — подозрительно спросила она. — В Долину Миллера? Как, черт возьми, он туда забрался?

— Ты прям читаешь мои мысли, — сказал он, почесав затылок и мысленно отметив, что надо бы подстричься; волосы падали ему на глаза и это раздражало. Казалось, стрижка никогда не станет делом первой важности в его чрезвычайно загруженном расписании.

— Очевидно, приехал, хотя, я бы не хотел тащить сюда большое транспортное средство по такой дороге, если б только у меня не было иного выбора.

Попросив её оставаться на линии, мужчина обошел фургон и проверил номерной знак на внедорожнике. Вернувшись в машину, он продиктовал номер.

— Калифорнийский номер, так что кое-кто далеко от дома. Сложно представить, что кто-то гнал машину все это расстояние до северной части Нью-Йорка, чтобы припарковаться здесь у черта на рогах, хотя, туристы порой творят странные вещи.

— Ха, — было единственным ответом Нины.

Округ Клируотер не славился наплывами туристов. Несколько человек остановились в гостинице с завтраком[?] в Вест Данвилле[?], где находилась небольшая винодельня, антикварный магазин и старая мельница, в которой расположился уютный ресторанчик. Отдыхающие летом посещали небольшой государственный парк за пределами Данвилла. Помимо них, здесь можно было встретить лишь незнакомцев, проезжающих по этим дорогам, направляясь в какие-нибудь более интересные места.

Послышалось постукивание по клавиатуре — Нина проверяла информацию.

— Ха, — вновь произнесла она. — Ничего нет, шериф.

— Ты имеешь в виду, нет нарушений и судебных предписаний?

На самом деле, он другого и не ожидал. Не с Эйрстримом. Но было бы замечательно, если бы Боги правосудия были к нему благосклонны и просто передали ему в руки подозреваемого. Желательно, чтобы дети у этого человека были живыми и здоровыми, и поедали печенье внутри уютного трейлера. Лиам вздохнул. Ему не везло.

— Абсолютно ничего, — медленно пояснила она. — Об этом номерном знаке вообще нет никакой информации. И я не могу найти никаких записей о разрешении использовать эту местность. Это собственность округа, так что должно быть хоть что-то, если наш посетитель прошел соответствующие процедуры, а не решил просто здесь припарковаться, потому что устал.

Лиам почувствовал, как его пульс участился.

— Вероятно, ошибка компьютера. Проверь-ка, пожалуйста, еще раз. Я сейчас тебе еще скажу регистрационный номер с лобового стекла; возможно, это что-то прояснит.

Он схватил свою форменную шляпу с пассажирского сиденья, и сделал лицо «я — представитель закона». «Я думаю, пришло время разбудить хозяина и получить несколько ответов».

Раздался статический треск рации, прерывая ответ Нины. Не сегодня-завтра округ выдаст ему современное оборудование, которое будет работать лучше. Как только экономика начнет улучшаться. Округ Клируотер и в лучшие времена не был зажиточным, но все стало гораздо хуже после недавнего финансового кризиса — ведь большинство и раньше едва сводило концы с концами, прежде чем экономика совсем упала.

Натянув шляпу на русые волосы, Лиам подошел к двери трейлера — или туда, где, он мог бы поклясться, несколько минут назад была дверь. Теперь там была цельная стена. Он убрал волосы с глаз и обошел с другой стороны. Блестящий серебристый металл, но двери нет. Тогда он вернулся туда, откуда начал и обнаружил вход, прямо там, где он и должен был быть.

— Мне нужно лучше высыпаться, — пробормотал он себе под нос. Он был почти уверен, что Эйрстрим смеется над ним, но это было невозможно. — Больше сна и больше кофе.

Он постучал, подождал минуту и постучал еще раз, но уже громче. Проверил часы. Было 6 утра; сложно было поверить, чтобы тот, кому принадлежал трейлер был уже на ногах, но все возможно. Заядлый рыбак, например, готовый на все, чтобы поймать первую форель. Лиам осторожно положил руку на дверную ручку и чуть не выпрыгнул из ботинок, когда она яростно зарычала.

Он отдернул руку, и затем посмеялся над собой, когда увидел большую, приплюснутую к ближайшему окну, морду. На минуту он почти поверил, что лаял сам трейлер. «Черт, нужно больше кофе.»

Заслышав звук мотора, Лиам повернулся и пошел к своей машине. Приближался мотоцикл; наездник был с ног до головы в черном: кожаный костюм, мотоциклетный шлем и зеркальные очки, такие же, как у Лиама. Мотоцикл был прекрасен — классический BMW чисто синего цвета, и при взгляде на него у Лиама потекли слюнки. Сразу захотелось найти более высокооплачиваемую работу. Мелодичная пульсация мотора разрезала утреннюю тишину, пока движок не заурчал, замедляя такты, и байк не затормозил в футе от него. Наездник перекинул ногу через мотоцикл и грациозно спешился.

— Классный мотоцикл, — сказал Лиам дружелюбным тоном. — Это 68 модель?

— 69, — ответил наездник.

Руки в перчатках потянулись к шлему и сняли его, позволяя облаку длинных черных волос обрушиться на спину и плечи сияющими шелковыми волнами. Слабый запах цветов апельсина поплыл по лугу, хотя здесь они и не росли.

Низкий голос звучал слегка удивленно:

— Какая-то проблема, офицер?

Лиам испугался, что слишком на нее уставился. Самому себе он сказал, что это из-за удивления, что наездником оказалась женщина, а не из-за ее ошеломляющей красоты амазонки, ее форм, кудрей и кожи.

— Шериф, — поправил он по привычке. — Шериф Лиам МакКлеллан. Он протянул руку, но опустил ее, когда женщина проигнорировала рукопожатие. — А вы…?

— Не ищу неприятностей, — сказала она, и легкий акцент неизвестного происхождения окрасил ее слова. Ее глаза по-прежнему были скрыты очками, и, поэтому, он не мог ясно понять, шутит она или нет.

— Меня зовут Барбара Ягер. Люди зовут меня Баба, — уголок ее рта столь незаметно дернулся, что шериф едва не упустил это.

— Добро пожаловать в Округ Клируотер, — поприветствовал Лиам. — Может, вы мне расскажите, почему припарковались здесь? — он махнул рукой в сторону Эйрстрима. — Я полагаю, это принадлежит Вам?

Она равнодушно кивнула.

— Мне. Или я ему. Иногда трудно точно сказать.

Лиам усмехнулся, гадая, может ли нехватка кофеина заставлять ее слова звучать более странно, чем на самом деле:

— Конечно. Я чувствую себя также, когда речь идет о моей ипотеке. Итак, вы собирались рассказать мне, что вы здесь делаете.

— Разве? Что-то я в этом сомневаюсь, — и снова эта тонкая улыбка едва промелькнула на ее губах. — Я ботаник, специализируюсь на траволечении, нахожусь в творческом отпуске от Калифорнийского университета в Дэвисе[?]. Есть несколько необычных разновидностей растений, произрастающих в данной местности, и я здесь, чтобы собрать образцы для своего исследования.

Инстинкты копа говорили Лиаму, что ее ответ звучит слишком правильно, почти отрепетировано. Что-то в ее истории было ложью, он был уверен в этом. Но зачем врать о чем-то, что можно легко проверить?

— У вас есть какие-нибудь документы удостоверяющие вашу личность? — спросил он. — Выяснилось, что вашего транспортного средства нет в базе данных, и мой диспетчер не смог найти ни одной записи касательно вашего разрешения находиться здесь. Это собственность округа, вы ведь в курсе?

Он выдал свой лучший образ сурового полицейского. Женщина с облаком волос выглядела совершенно спокойно.

— Возможно, вам следует проверить еще раз, — она протянула ему калифорнийские водительские права с прекрасной фотографией. — Я уверена, что там все в порядке.

Неожиданно рация в его машине ожила, и скрипучий голос Нины спросил:

— Шериф? Вы там?

— Простите, — сказал Лиам, и отошел взять рацию, настороженно посматривая на незнакомку. — Я здесь, Нина. Что у тебя есть?

— Те регистрационные номера, что вы мне дали. Только получила. Принадлежат Барбаре Ягер, Калифорния. И офис округа нашел форму и подтверждение о том, что ей разрешено остановиться в долине. Очевидно, клерк ошибся в записях, поэтому они его и не нашли, когда я спросила их в первый раз. — Он услышал, как она возмущенно фыркнула. — Ошибся в записях. Отличный способ сказать, что эти девчонки там не знают даже алфавита. Так вам что-то еще нужно, Шериф?

Он нажал на микрофон:

— Нет, этого пока достаточно, — промолвил он. — Спасибо, Нина.

Лиам вернул рацию на место и вернулся туда, где его терпеливо ждала «уже не такая загадочная» женщина на своем мотоцикле; его двигатель, остывая, свистел.

— Похоже, вы были правы, — сообщил он, протягивая права обратно. — все подтвердилось.

— Вот так мне больше нравится, — кивнула она.

— Мне тоже, — согласился Лиам, — конечно, это вытекает из специфики работы. Часть «закона и порядка», так сказать.

Он коснулся полей шляпы, отдавая честь:

— Простите за беспокойство, мэм.

Она моргнула от удивления, услышав столь вежливое обращение, и развернувшись, ушла.

— Я собираюсь оставить здесь ненадолго свою патрульную машину. — сказал Лиам — Продолжу поиск вниз по реке. В случае, если Вы не планируете вывозить Эйрстрим в ближайшие несколько часов, машина не должна вам помешать.

Ее затянутые в кожу плечи напряглись, она на секунду замерла и быстро развернулась на каблуке одного из грубых байкерских ботинок.

— Я не собираюсь никуда уезжать в ближайшее время.

Помолчав, она добавила будничным тоном, и этот загадочный намек на акцент делал ее слова более мелодичными.

— Извините, что спрашиваю, но, что вы ищите?

Ветер приподнял ее волосы, позволяя увидеть нечто разноцветное в районе шеи. Лиаму стало интересно, какую татуировку может иметь обладательница мотоцикла БМВ, по совместительству ботаник. Возможно, маленькую розу? Хотя, в случае с Барбарой Ягер, у розы, вероятно, будут шипы. Но, не похоже, что он когда-нибудь это узнает.

— Я ищу маленькую девочку, — ответил он, возвращаясь к своей задаче. — Мэри Элизабет, 7 лет, исчезла шесть дней назад. Полагаю, вы ее не видели?

Барбара покачала головой, маленькая морщинка залегла меж ее бровей:

— Шесть дней. Это ведь нехорошо?

Она сняла очки и подняла на него удивительные янтарные глаза, в обрамлении длинных темных ресниц. На мгновение, глядя в них, Лиам почувствовал, что он летит. Высоко в небо или в бездонный бассейн с водой, он не мог сказать куда. Потом она моргнула, и стала просто еще одной женщиной, с прекрасными глазами на овальном лице, с высокими скулами, и слегка ястребиным носом. Лиам одернул себя, снова сильно мечтая о кофе. Он не знал, что с ним твориться этим утром. Должно быть, стресс. И сильный недосып.

— Да, нехорошо, — сказал он. — Как и тот факт, что это уже третий пропавший ребенок за последние несколько месяцев.

Мышцы челюсти сильно напряглись, потому что он ужасно не хотел это произносить вслух. Достаточно уже было и того, что целый день цифры роились у него в голове и преследовали по ночам. Трое детей, четыре месяца, шесть дней, семь лет. Этакая сумасшедшая рабочая тетрадь по математике для наказания непослушных детей. Или шерифов, которые не справляются со своими обязанностями. Барбара одарила его странным взглядом; некоторая необъяснимая смесь злости, беспокойства и смирения. Он понятия не имел, что это значит, но мысль об исчезновении маленьких девочек ей явно не нравилась также, как и ему.

— Что ж, — выдохнула она. — Мы не можем позволить этому продолжаться, правда?

«Нет, — подумал он, — мы, действительно, не можем».

Глава 2

Баба сердито смотрела на Эйрстрим, пока дверь не решила прекратить игры и не проявилась, а потом, с шумом захлопнула ее за собой, бросая на пол полные сумки. Зеленое содержимое высыпалось и образовало грязную кучу из папоротника с закручивающимися побегами, и, похожей на пену, дикой моркови (которую называют еще «кружевами королевы Анны»); пикантный аромат трав противоречил острому запаху ее гнева.

— Проблемы с законом? — спросил Чудо-Юдо, кивая мордой в сторону удаляющейся фигуры шерифа. — Я могу его съесть, если хочешь.

Баба закатила глаза. Ее спутник мог в данный момент выглядеть как белый черноносый питбуль со светло-карими глазами, но, инстинкты у него оставались драконьими. Учитывая, что в его истинном обличье размах крыльев был более десяти футов[?], такая собачья форма больше соответствовала трейлеру.

— Не сейчас, — сказала она, скинув ботинки и направившись к небольшому холодильнику, размышляя об ограниченных возможностях организовать завтрак. — Шериф выглядит достаточно безобидным. Но, думаю, мне удалось узнать, что нас сюда призвало. Он сказал, что у них пропало трое детей. — Она нахмурилась, глядя на остатки апельсинового сока, которые плескались в бутылке с этикеткой «Живая и Мёртвая вода».

— Напомни мне взять апельсиновый сок, когда я поеду в город в следующий раз.

Оставив холодильник в покое, она схватила из верхнего шкафчика батончик гранолы[?], и, жуя его, принялась химичить с кофе-машиной. Ничто в трейлере не работало как надо, а ей очень хотелось кофе, не горячий шоколад, не чай и, не приведи Боги, не жидкое золото. Черта с два его потом отчистишь.

— Апельсиновый сок, заметано, — Чудо-Юдо вытащил огромную кость из-под дивана, игнорируя тот факт, что там все место занимал большой шкафчик. Законы физики в Эйрстриме также не работали. — Так что, ты думаешь, кто-то призвал тебя, чтоб ты нашла одного из детей? Обычно тебя обвиняют в их исчезновении, а не просят найти.

Баба фыркнула.

— Прошли те дни, мой старый друг. Никто теперь уже не помнит, кто такая Баба Яга; и уж, конечно, не знает что это титул, а не имя какого-то конкретного человека. Если б мы были в России — тогда возможно, но кто здесь может знать, как позвать меня на помощь?

Она понюхала кофе, который немного пах голубыми розами, и с невероятной грацией расположилась на диване. С отсутствующим видом почесала голову Чудо-Юда, слушая как ногти скребут по несуществующей чешуе. Клуб густого дыма вылетел из собачьей пасти, когда пес положил массивную голову на ее ноги.

— Ну и как ты собираешься узнать, зачем ты была вызвана в эту темную глушь — найти пропавших детей или по какой другой причине? — поинтересовался Чудо-Юдо; его речь сильно исказилась из-за наполовину торчащей из пасти косточки.

Баба щелкнула пальцами, и местная газета появилась из пахнущего травами воздуха.

Она вздохнула.

— Я жду, что кто-то придет и расскажет мне.

Ей было намного комфортнее с драконами, чем с людьми, потому что именно для этого она была рождена. Много, много лет назад. Прежде чем встретила предыдущую Бабу, которая спасла ее от убогого русского приюта и наставила на путь, который привел ее на цветущий луг, к шерифу, отчаянно нуждавшемуся в стрижке, и тайне — к событиям, на которых было написано ее имя.

*  *  *

Лиам прихлопнул очередного пищащего комара и снял шляпу, чтоб промокнуть лоб уже пропитавшимся потом платком. Уже битых три часа он обыскивал вдоль и поперек заболоченные берега реки, и единственное, что нашел — это пустые пивные бутылки, шипящую черепаху в плохом настроении и старый красный мяч, который, очевидно, валялся здесь уже не один год. Но, он все равно, на всякий случай, отметил мяч в записях, хотя, в конце концов, должен был признать, что ничего не нашел. И пришло время возвращаться в офис — куча бумажек сама себя не заполнит. А Нина начинает быстро выходить из себя, когда он не отмечается каждые пару часов. Как будто ему пришлось иметь дело с чем-нибудь более опасным, чем сердитая черепаха.