Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Иронический детектив
Показать все книги автора:
 

«Бабки царя Соломона», Дарья Донцова

Глава 1

«Если вам на жизненном пути попадаются одни свиньи, то, значит, вы кабан…»

В момент, когда Ольга произнесла эту фразу, я стояла около шкафа с биоизмерителем в руках. Меня начал душить смех, я попыталась справиться с ним, но не сумела и расхохоталась.

— Это совсем не весело, — надулась Ольга. — Очень трудно жить с человеком, который считает, что вокруг одни идиоты, кретины, недоумки, лентяи и сволочи. Хорошо тебе, Татьяна, смеяться, Захар Назарович не твой свекор, а мой. Не один год прошел после нашей с Макаром свадьбы, а отец мужа мне ни разу доброго слова не сказал. У него все ленивые свиньи, включая невестку и сына. Супруг мой тоже хорош, вечно от него слышу: «Опять деньги потратила? Я, по-твоему, кто? Царь Соломон? Нет у меня бабок царя Соломона!»

Ольга развернулась и убежала. Я выключила мерно гудевший прибор, сунула его в карман и пошла на кухню.

Сегодня с утра зарядил дождь, темно-серое небо низко нависло над городом, постоянно хочется спать. Хотя, может, это не из-за погоды? Вероятно, в том, что у меня сейчас слипаются глаза, виновата неудобная узкая кровать, на которой я ворочалась с боку на бок всю ночь. Или моя новая пижама.

Дело в том, что я, собираясь переезжать к мужу в его крохотную однокомнатную квартирку, подумала: нужно купить одеяние для сна, и быстренько отправилась в торговый центр, где приобрела несколько пижам. А теперь объясните, по какой причине я выбрала комплекты из шелка, щедро украшенные кружевами, стразами, бантиками, вышивкой и прочей мишурой? Следовало взять простые штанишки и кофту из мягкого трикотажа или байки. Но нет, меня потянуло на гламур. И что получилось? Вшитые тут и там кружавчики натирают кожу, шелк скользит, он противно-холодный. Если я ложусь на живот, испытываю дискомфорт от жесткой вышивки в виде бабочек в области пупка. Если переворачиваюсь на спину, в лопатки врезаются стразы, которыми на спине выложен иероглиф. Продавщица заверила меня, что в переводе с японского он обозначает пожелание спокойной ночи, и это звучит как издевательство: мирно подремать в последнее время мне не удается. Ну вот где был мой разум, когда я расплачивалась за варварски роскошную вещь?

Я дошла до лестницы на второй этаж, хотела повернуть в столовую, услышала быстрые шаги и увидела горничную Алису с перевернутым лицом. У меня екнуло сердце.

— Что случилось?

— Все, — одними губами ответила она.

— Когда? — ахнула я.

— Пять минут назад, — сказала Алиса. — Хорошо, что Вадим Андреевич успел приехать.

— Захар Назарович знает? — спросила я.

— Он рядом стоял, — кивнула прислуга.

— Лена же вроде поправилась, — поразилась я. — Ее из больницы выписали, домой отправили.

Алиса пожала плечами.

— Не дал Господь ей пожить. Может, правда излучение от часов убивает? Ой, что теперь с Сашей будет… Он так любит Елену. Любил…

Последние слова Алиса произнесла уже в коридоре. Я посмотрела ей вслед, вынула из кармана телефон и соединилась с мужем.

— Ваня, ты где?

— Закончил сеанс с начальником отдела рекламы, — ответил тот. — Ничего интересного. Он полный идиот. Сейчас придет завотделом изобретений, затем…

— Елена умерла, — остановила я Ивана, — надо организовать по-тихому доставку тела в наш морг. Позвони Глебу Валерьяновичу. Ты можешь с экспертом спокойно поговорить, а вокруг меня люди.

— Жаль Сашу, — протянул Иван, — мальчик был очень привязан к Елене.

— А-а-а… У-у-у-ы-ы-ы… — полетело по дому. Потом раздались глухие удары и звон колокольчиков.

— Гаярд дом обходит, — шепнула я, быстро отсоединилась, чуть ли не бегом пересекла столовую, вошла в кухню и наткнулась на Полину Макаровну.

— Таня, ты почему такая смурная? Какая-нибудь неприятность случилась? — как всегда, сурово спросила старуха.

— Елена Викторовна скончалась, — после небольшой паузы ответила я.

Мать Захара Назаровича повернулась к шкафу и достала оттуда круглую темно-коричневую жестяную банку.

— Умерла? Правда?

— К сожалению, да, — подтвердила я.

— Упокой Господь ее душу, — перекрестилась пожилая дама. — Хочешь кофейку? Только сварила. Сливочки свежие есть.

— Полина Макаровна! — послышался из глубины дома пронзительный женский голос. — Вам Захар Назарович приказал к нему в кабинет подняться! Велел не задерживаться!

— Алиса, иди сюда! — крикнула в ответ мать хозяина дома.

Горничная незамедлительно влетела в кухню.

Старуха закатила глаза.

— Во-первых, орать на весь дом нельзя. Во-вторых, Захар не имеет права приказывать мне. Он может меня только просить. В данном случае — подняться на свою половину. А уж я решу, идти мне к нему или погодить. Поняла?

— Да, — кивнула Алиса.

Полина Макаровна прищурилась.

— В-третьих, ваш внешний вид, голубушка, неподобающ. Приведите в порядок голову как снаружи, так и внутри: причешите волосы и организуйте свои мысли. Если будете вести себя подобным образом, вас уволят. Ступайте, Алиса, в прачечной гора грязного белья.

Горничную словно ветром сдуло, старуха повернулась ко мне.

— Ну вот что с ней делать? После кончины Нины, царствие той небесное, никак не могу прислугу подобрать. Агентство присылает одних идиоток. Правда, Макар, когда я ему на очередную дуру пожаловалась, сказал: «Бабуля, будь поломойки умны и сообразительны, они бы получили нормальную профессию, а не бегали с тряпками. Скажи спасибо, что не воруют».

— Мама, — раздалось из недр дома, — ты где?

Полина Макаровна покачала головой.

— Ладно, пойду. Что за спешка? Татьяна, пейте кофеек. У нас не дом, а шалман какой-то, все кричат, шумят, шаман в бубен бьет, нет покоя. Надеюсь теперь, когда Лена на тот свет отбыла, Гаярд нас тоже навсегда покинет. Надоел хуже прыща!

Бормоча что-то себе под нос, мать Захара Назаровича величаво удалилась.

Тот, кто хорошо меня знает, наверное, сильно удивлен. Почему я хожу по чужому дому с прибором, который измеряет, а потом уничтожает отрицательную энергию? Откуда у меня муж? Почему я живу с ним в однокомнатной квартире? Меня что, выгнали с поста начальника особой бригады? Сейчас все объясню.

Некоторое время назад мое подразделение занялось новым делом. К нам обратился Макар Гришкин, рассказавший странную историю. Его отец, Захар Назарович, владеет фирмой «Чудеса техники», производящей и продающей всякие приборы для дома. В магазинах, принадлежащих предпринимателю, представлены исключительно креативные товары. Ну, например, холодильник, в дверь которого вделан телевизор, — идеальное решение для тех, у кого пятиметровые кухни. Жаль только, что замечательный гибрид стоит больших денег, которых у тех, кто вынужден ютиться в крохотных квартирках, нет. Но на прилавках магазинов Гришкина много и доступных товаров: радио для душа; будильник, который можно швырнуть на пол, а тот подскочит, как мячик, и продолжит звенеть; домашние тапочки, в носы которых встроены фонарики.

Два года назад специалисты фирмы разработали очередную новинку: наручные часы и будильники с программой предупреждения. Утром вы вносите в меню прибора свой план на день, а дальше можете не беспокоиться, в нужную минуту механизм издаст сигнал, а на циферблате возникнет надпись: «11.00 утра — прием лекарства». Или: «15.00 — позвонить маме». Этакий секретарь, который всегда с тобой. Идея создания часов пришла в голову самому Захару Назаровичу, и он ею очень вдохновился. А вот инженеры фирмы не пришли в восторг, стали отговаривать босса от разработки новинки, напомнили, что существуют планшетники, сенсорные телефоны, в коих легко активировать будильник и делать записи, как в блокнотах.

Но Гришкин возразил:

— Не каждый человек имеет дорогие электронные гаджеты. Наш товар разберут люди, не желающие овладевать сложной техникой, например, пенсионеры. И стоить он должен недорого, чтобы был каждому по карману, а не как айфон.

Удивительное дело, но Захар Назарович оказался прав. Едва часы появились в магазинах его фирмы, их начали расхватывать, как горячие пирожки в студеный зимний день. И все бы шло хорошо, если бы не одно «но»: на беду на рынке существует корпорация «Робот-плюс», конкурент «Чудес техники», торгующая похожим товаром.

Глава 2

Конкуренция — жестокая вещь. Крупные фирмы имеют службу безопасности, которая должна пресечь любые попытки украсть у них новые разработки, у более мелких не хватает средств на охрану своей интеллектуальной собственности. Но и те, и другие засылают друг к другу шпионов. «Робот-плюс» не исключение. Один из его Джеймсов Бондов внедрился в «Чудеса техники», узнал о выпуске креативных часов и сообщил об этом хозяевам. Ну а те приняли решение быстренько создать свой вариант электронного секретаря. Но в «Роботе-плюс» тоже имелся шпион, тот сливал информацию людям Захара Гришкина.

Узнав, что задумали коллеги по бизнесу, сотрудники «Чудес техники» утроили усилия и успели выбросить новинку на рынок за два месяца до того, как подобная появилась в магазинах заклятых друзей.

Первая кошечка всегда слизывает жирные сливки, второй кисоньке достается пустое молоко.

Геннадий Марков, владелец «Робот-плюса», от злости сгрыз ногти до локтей. Но что поделаешь, если Гришкин обошел его буквально на финишной прямой? Поняв, что первый навар ему не достался, Марков начал усиленно рекламировать свой товар, но Захар Назарович не отставал. Вся семья Гришкина, включая маленького внука Сашу, ходила с новыми хронометрами, снималась для гламурной прессы, а лозунгом рекламной кампании «Чудес техники» стала фраза: «Хорошие часы для хорошей семьи».

Марков не был женат, не имел детей, но он стал появляться на телеэкранах и перед прессой с очаровательной блондинкой Катей, которую называл своей невестой и в каждую камеру твердил: «Наши брегеты предназначены для влюбленных в жизнь». Потом Геннадий выпустил новинку специально для женщин. Захар ответил часиками для детей и набором сменных ремешков…

Можно долго рассказывать о том, как две солидные фирмы целый год пытались отнять друг у друга покупателей, но шесть месяцев назад у Захара Назаровича неожиданно умер младший брат Федор, не успевший справить пятидесятипятилетие.

Согласитесь, странно, когда крепкий мужчина, спортсмен, непьющий, некурящий, не бегающий по бабам, счастливый семьянин вдруг уходит из жизни. Федор не имел никакого отношения к бизнесу Захара, работал телеоператором, а его жена Лидия — гримером. Пара жила в доме владельца «Чудес техники», занимала комнаты на втором этаже в западной части огромного особняка. Ни материальных, ни каких-либо иных проблем Федор Гришкин не испытывал, и со здоровьем у него был полный порядок. Более того, за месяц до кончины Федор прошел полное обследование в клинике и сказал своему племяннику:

— Такое ощущение, что я снова в военкомате призывную комиссию прохожу. Все врачи в один голос твердят: «Здоров».

— Это же хорошо, дядя Федя! Чем ты недоволен? — удивился Макар.

— Да нет, я, наоборот, радуюсь, — засмеялся телеоператор. — Бери с меня пример, ходи регулярно в фитнес-зал. А смотри, ты намного моложе меня, а живот, как у бабы, отрастил. Не жри что ни попадя, переходи на здоровое питание.

На следующий день после этого разговора Федор с женой улетели на острова отдыхать. Вернулись они через три недели, загорелые и веселые. Брат Захара показывал фото, хвастался, что стал серфингистом, гордо демонстрировал ссадины, полученные от падения с доски.

— И Лиду на серф поставил, ей очень понравилось, — сказал он племяннику.

Но тетка тут же возразила:

— Федя, как ребенок, увидел доску и давай на нее залезать. Встанет — упадет, встанет — упадет… Весь побился. Вон половина боевых ран еще как следует не зажила. Под конец отпуска кое-как кататься начал. А я только в предпоследний день согласилась на серфе постоять. Естественно, тут же свалилась. Да еще ноготь на указательном пальце сорвала, рука теперь жутко выглядит. Больше никогда на доску даже не посмотрю.

Федор погладил жену по голове.

— Подумаешь, ноготь… Зато сколько удовольствия! Между прочим, мой снимок в отеле на ресепшен повесили — я занял первое место в соревнованиях по серфингу среди туристов-новичков.

Лида засмеялась.

— Участников было всего два — Федя и немец-пенсионер. Муж заработал Гран-при, а тот суперприз.

— Но фото поместили только, мое, — заспорил Федор.

— Ты красивый, у тебя атлетическая фигура, загорел шикарно, а немец пожилой, мускулов нет, и кожа у него цветом разбавленное молоко напоминала, — объяснила Лидия. — Потому ты и победил: хозяину отеля требовался брутальный типаж для рекламы.

Во время этого пустого разговора Макар, владелец небольшого спа-салона, вдруг сообразил, что дядя на самом деле роскошно выглядит, и стал упрашивать его сняться для наружной рекламы своего заведения.

— Да иди ты! — отмахнулся Федор. — Что за глупая идея? Я не звезда, найми селебрити, среди них полно смазливых парней.

— Понимаешь, у меня новая услуга, — пустился в объяснения Макар, — маска для лица и тела из уникальной глины, которую привозят из Африки. Она дает необыкновенный омолаживающий эффект, десять лет долой после первой процедуры. К тому же звезда заломит бешеную цену, а ты не станешь с любимого племянника деньги брать.

— Давай, Федя, — засмеялась Лидия, — помоги ребенку, не вредничай.

— Ладно, — сдался муж. — Но только в плавках! Голым задом перед людьми мелькать не стану — такое мое условие.

— Конечно, — засуетился Макар и, опасаясь, что Федор передумает, воскликнул: — Давай прямо завтра с утра фотосессию проведем?

— Напал на меня, как Чингисхан на Русь… — вздохнул Федя. — Хорошо, договорились.

— Стоп! — оживилась Лидия. — А мне что достанется? Макарка, это я уговорила мужа на съемку. Хочу сеанс омолаживающей глины.

— Тетечка, от одной процедуры особого толка не будет, я тебе десять подарю, — расщедрился племянник.

Во время съемок Федор выглядел роскошно и вел себя как заправская модель, — не стеснялся камеры, принимал требуемые позы.

— Ваш дядя нереальный мачо, — шепнула Макару помощница фотографа. — Сколько ему лет?

— Пятьдесят четыре года, — ответил хозяин спа-салона. — Облизывайся издали: Федор женат.

— Кому это мешало? — захихикала девица. — Ой, он офигенно брутальный!

Через десять дней после съемок Федор заболел — вечером лег спать здоровым, а утром проснулся с температурой под сорок. Ни насморка, ни кашля у него не было. Лидия сразу вызвала семейного врача Вадима Андреевича. И тот чуть не с порога поставил диагноз:

— Грипп, — а затем выписал лекарства.

Через сутки с той же напастью свалилась Лидия.

— Давайте положим их в нашу клинику, — предложил доктор. — Не хочу, чтобы вся ваша семья заразилась. Да и Федору с Лидией лучше находиться под постоянным наблюдением, не нравится мне их состояние.

Заболевших увезли в лечебницу. Все помещения дома обработали кварцевыми лампами, Захар, его мать Полина Макаровна, жена Елена, Макар с супругой Ольгой и сыном Сашей, горничная Нина начали принимать профилактические препараты. Меры предосторожности оказались действенными, больше никто не занедужил. А вот Федор и Лида через неделю, с разницей в сутки, умерли. Сначала муж, за ним жена.

Захар Назарович очень любил брата, но в отличие от большинства людей, старающихся, чтобы родственники после кончины не попали на стол к патологоанатому, потребовал вскрытия. Его невестка Ольга заикнулась:

— Может, не надо тревожить мертвых…

Но свекор стукнул кулаком по столу и заорал:

— Молчать! Хочу знать, от чего они скончались. Если врачи-идиоты неправильно поставили диагноз, урою всех!

Но тщательное изучение трупов не дало новой информации. Федор был практически здоров, мог прожить еще лет пятьдесят. У Лидии имелись небольшие камни в желчном пузыре, а более никаких недугов не обнаружилось.

— Так от чего оба на тот свет отправились? — завопил Захар Назарович, выслушав отчет.

— От острой сердечно-сосудистой недостаточности, — ответил врач.

— И какого черта она случилась? — не утихал бизнесмен.

Доктор попытался дать объяснение:

— Они заболели гриппом, высокая температура держалась больше недели, у них не выдержало сердце.

— Почему не сбивали лихорадку? — затопал ногами Гришкин.

— Мы сделали все возможное, но болезнь оказалась сильнее применяемых средств, — забубнил Вадим Андреевич. — Учитывая тот факт, что муж с женой слегли почти одновременно и что они недавно вернулись с экзотических островов, можно предположить: ваши родственники заразились за границей. Вероятно, подцепили не грипп, а неизвестный нам вирус. Вот поэтому я активный противник отдыха в далеких странах. Европейские врачи незнакомы со многими болезнями Востока и Азии, наши лекарства в таких случаях не действуют. Лично я вообще считаю: подхватил человек недуг, допустим, в Марокко, то и лечиться ему надо там — местные лекари в курсе, как бороться с напастью.

Захар Назарович побагровел, смел на пол все бумаги со стола доктора, а заодно компьютер, настольную лампу и увлажнитель воздуха и унесся в коридор.

— Простите, пожалуйста, отца, — попросил Макар, собирая с пола документы, — он вне себя от горя. Я куплю вам новый ноутбук и электроприборы, прямо сейчас привезу. А почему вы не сделали анализ на вирусы?

— Потому что их существует великое множество, — пояснил Вадим Андреевич. — Мы изучили кровь Федора и Лидии, но возбудителей, которых знаем, в ней не обнаружили. Однако в мире есть много вирусов, медицине неизвестных, и средств борьбы с ними нет. В Африке существует, например, заболевание, о котором многие европейские и американские врачи даже не слышали. Человек ложится вечером спать, а утром не просыпается — впадает в кому и не реагирует на препараты. Я работал в ЮАР и месяца через два после приезда увидел такого несчастного. Мужчина, правда, встал все-таки на ноги. Знаете, после чего? Родственники привели колдуна. Вот так!

— Только не надо нести чушь, — поморщился Макар. — Хватит с меня отца с его дурацкими приметами, гороскопами и разговорами о порче.

— Вообще-то я тогда тоже подумал, что родные больного затеяли глупость, — кивнул Вадим Андреевич. — Но решил: пусть шаман вокруг кровати попляшет, если им так хочется. Конечно, умирающему это не поможет, но у жены и детей возникнет ощущение, что они сделали все для спасения мужа и отца. Сейчас я уже забыл детали ритуала, помню только, что колдун жег траву, пел, а члены семьи стояли вокруг кровати, взявшись за руки. Так прошла вся ночь, а наутро…

— Бедолага уехал на тот свет, — перебил Макар.

— А вот и нет, — возразил Вадим Андреевич. — Он сел и попросил есть. Потом я неоднократно видел, как шаманы людей от болезни спасали.

— Не стоит рассказывать подобные истории моему отцу! — воскликнул Макар. — Вы же отлично знаете, что он на редкость суеверный человек, верит в сглаз, порчу, магов, хилеров и прочую лабуду. Будет себя корить, что не позвал к брату шута с бубном.

— Не такая уж это лабуда, — возразил врач. — Есть на свете люди, которые обладают особым даром. Правда, они не дают объявления в газетах и не принимают участия в телешоу.

— Странно, что образованный человек, медик с высшим образованием и опытом работы в разных странах несет такую чушь, — вскипел Макар.

Вадим Андреевич обиделся и перевел разговор на другую тему:

— У покойных на теле были зажившие ссадины, а на руках свежие царапины. Не знаете, откуда они?

— Федор и Лидия учились стоять на серфе, — пояснил Макар. — Дядя многократно падал, а тетя один раз шлепнулась и ноготь сорвала. Царапины от кота, они купили его для моего сына. Саша очень любит Перси, и тот отвечает ему взаимностью — спит у него в кровати, везде за ним хвостом ходит. А вот к остальным живущим в доме кот относится иначе. Агрессию Перси не проявляет, просто ни к кому, кроме моего сына, не подходит, а если кто-то пытается его погладить или взять на руки, царапается. Вот видите, у меня тоже на запястье отметины. Это я вчера пытался Перси из своего кресла в гостиной выгнать. Он у нас второй год живет. Его в ветеринарную клинику каждые три месяца возят, он совершенно здоров. Хотя… Дядя ведь до поездки на острова обследование проходил, и ему сообщили, что никаких проблем со здоровьем у него нет. Наверное, надо кота тщательно проверить. Вдруг именно он источник заразы?